Фестивальная жизнь: 14 историй о фестивалях, которые следует посетить этим летом

Выпуски программы Melody P.M. / 21 апреля 2017


Этот день настал: Вы, наслушавшись восторженных рассказов друзей, решили поехать на музыкальный фестиваль. И это очень круто, потому что мы по-прежнему считаем, что фестивали – это лучший вид досуга. Специально к летнему сезону мы попросили наших друзей рассказать про свой фестивальный опыт. В статью вошли 11 летних мероприятий и 3 осенних. 

 горковенко80.jpg  Никита Горковенко, ведущий программы Melody P.M. 

Фестиваль: Sonar, Барселона (Испания), 15-17 июня 2017. Хэдлайнеры: Justice, Nicolas Jaar, Thundercat, Nina Kraviz, Moderat, Soulwax, DJ Shadow

Барселона – тот город, который идеально подходит для проведения музыкального фестиваля: здесь все в пешей доступности. И дневная, и ночная части Sonar находятся в пешей доступности от метро.
В первый день Sonar проходит только дневная его часть (ночная часть начинается со второго дня) – это так называемая раскачка перед двумя днями круглосуточного рейва. В первый день можно походить по выставке технологических новинок Sonar +D, где совершенно случайно можно наткнуться на легендарного Карла Кокса, который ведет лекцию о новом электронном формате музыки STEMS, или попасть на лекцию Лорана Гарнье, либо на концерт Floating Points, на котором ограниченное количество мест, и все они сидячие.
На дневном Sonar царит атмосфера дружбы и единения, которая ощущается сразу, как только ты встаешь на зеленый искусственный газон, который расстилают на главной сцене, на нем можно и поваляться и потанцевать. Крутость Sonar в том, что и днем, и ночью у тебя всегда есть выбор куда пойти, потому что артистов и сцен, где они выступают, огромное множество.
Ночной Sonar – это уже полноценный рейв, перед которым, конечно же, лучше выспаться, так как тусоваться до 7 утра не каждому дано. Здесь музыка уже пожестче, артисты поименитей, и, как правило, организаторы именно на ночной Sonar привозят какую-нибудь ретро-звезду типа Грейс Джонс или Duran Duran. Также именно на ночном Сонаре выступают хэдлайнеры фестиваля, такие как Chemical Brothers, Royksopp или Massive Attack.
Дневная и ночная части Sonar в совокупности с солнечным городом Барселона, приветливыми и дружелюбными людьми превращается в супер-поездку, которую мы с друзьями ждем каждый год.
     Дмитрий Савицкий, директор по специальным проектам радиостанции Серебряный Дождь

Фестиваль: Into The Valley, Далхалла (Швеция),   29 июня-1 июля, Таллин (Эстония) 10-12 августа. Хэдлайнеры: The Black Madonna, George Fitzgerald, Adam Beyer, Nastia, Daniel Avery

Я искал фестиваль, на котором будет выступать Nicolas Jaar, и наткнулся на шведский IntoTheValley, который до 2015 ни разу не проводился. В Швеции прекрасно, ничуть не хуже, чем в Норвегии – так же прохладно, так же чисто и опрятно на улицах, такие же вежливые высокие мужчины и улыбчивые красивые блондинки, тот же невероятно чистый воздух… Дорого, размеренно, спокойно, надежно. Прям моя тема. В Стокгольме я обычно останавливаюсь вот в этом прекрасном отеле.
Надо сказать, что вообще-то отель тут был не всё время. Когда-то в этом здании был банк, в 1973 году именно тут два уголовника  с целью ограбления хранилища захватили четверых заложников и полицейского. Полиция вела осаду 5 дней, заложников пытался спасти лично премьер-министр Улоф Пальме, который приехал сюда  и разговаривал с бандитами и жертвами, которые неожиданно начали вставать на сторону захватчиков.
Собственно, именно этот случай дал название известному в психиатрии термину "Стокгольмский синдром", когда заложники начинают сочувствовать своим захватчикам, если не спасти их в течение первых трех дней. Встают на сторону преступников и даже могут препятствовать полиции проводить операцию по освобождению. Тот случай в Стокгольме закончился вполне благополучно, полиция освободила всех заложников, и никто не погиб, но что интересно: даже после освобождения жертвы продолжали испытывать симпатию к своим похитителям и, к примеру, за свой счет наняли им адвокатов.  Вот эти уголовники - слева - главарь (тогда и сейчас)  справа - его напарник. Разумеется, оба уже давным-давно вышли на свободу, живут себе припеваючи, рассказывают детям и туристам страшные байки про свою молодость.
Я не страдаю предрассудками и, каждый раз, с удовольствием останавливаюсь в этом модном и красивом отеле. Вот, например, так сейчас выглядит бар.

А это, как раз, старый корпус.

Эти коридоры помнят топот ног бандитов и полиции!
В этот кабинет ночью приехал Улоф Пальме, чтобы лично попытаться уговорить захватчиков отпустить своих жертв. Сейчас здесь конференц-зал.

Где-то тут было то самое хранилище.
А здесь когда-то располагались кассы.
Фестиваль проходит в 300 км от Стокгольма, на севере Швеции, в деревне с труднопроизносимым икейным названием. По дороге вам не встретятся ни заправки, ни кафе, только прекрасные облака (лично мне, в принципе, и этого достаточно).
Сама деревня обычная. Ну как обычная? Это для шведов, наверное, она обычная, а мне показалось, что я попал в мир телепузиков.
Вот обычная деревенская заправка. Ну, разве что машины тут заправляют не бензином, а электричеством, и заправляются тут машины "Тесла". Вот селянам нравится "Тесла" - экологично, безопасно, комфортно. Почему бы и нет, в самом деле? Просто стоят три машины и заправляются. Скоро разъедутся по своим делам. Ну, чтобы вы понимали, у нас, наверное, на всю Россию таких машин три штуки.
На въезде в деревню меня встретил олененок. Мирно так себе пасся на лужайке. Мне показалось, что я попал в диснеевский мультфильм. Утвердился в своих догадках, когда передо мной пробежала белочка. Вот пара фотографий простой шведской деревушки, состоящей из небольших гест-хаусов - маленьких простеньких отелей.

Итак, про фестиваль. Несмотря на то, что он проводится в довольно глухой провинции, местная концертная площадка производит сильное впечатление... Сцена и спускающийся к ней амфитеатр расположены в глубине гигантского карьера, дно которого покрыто водой. Каждый день (фестиваль шел несколько дней) стены карьера подсвечивались новым цветом. Всего на фестивале было три сцены, одна из которых - главная.


Из организационных моментов запомнилось следующее:
  • На территории фестиваля была будка, в которой можно было взять для айфона карманный аккумулятор. Стоило недорого. Но когда мы с женой вернулись сдавать ее обратно, все уже было закрыто. Фестиваль проходит до 5 утра, а пункт выдачи работает до 23. Поэтому пришлось оставить зарядку себе на память;
  • Можно было обналичить деньги в специальной палатке. Купюры выдавались только одного достоинства;
  • На территории фестиваля было чисто;
  • Присутствовало комфортное количество народа – можно было позвать в 5 раз больше людей и все-равно было бы комфортно;
  • Роскошный звук и свет;
  • Вода дорогая, поэтому народ предпочитал пить прямо из гидранта пожарной машины, стоявшей неподалеку;
  • Удивило, что Николас Джар выступал не на главной сцене. Я думал, что Николас Джар, играющий в прайм-тайм - это доминанта истории, такая Алла Пугачева. Но он выступал на одной из малых сцен, где царила домашняя атмосфера и Джар даже стрелял сигареты у публики;
  • Во второй день было гораздо меньше людей, чем в первый, что, опять же, удивительно, если учесть выступление НД;
  • Не стоит брать ВИП билеты. Купил их на всякий случай, стоят на 20 евро дороже, из-за зоны с отдельным баром и фуд кортом.  В результате я так и не понял, где это все находилось, потому что не было необходимости. В обычной зоне очередей не было. Был большой фуд корт с разной едой, простой и недорогой: суши, гамбургеры.
А еще во время фестиваля ко мне подошел странного вида парень и спросил, говорю ли я по английски, я ответил – только по французски. И он на французском начал просить продать ему запрещенных препаратов. Только я от него отделался, как подошел второй: "Братан, дай зажигалку, дай зажигалку". У меня была зажигалка в кармане, он ее хватает, берет телефон, высыпает на него какие-то порошки, поджигает и дает мне. Я говорю заберите зажигалку, это мой вам подарок, только уйдите поскорее. В общем, Швеция, конечно, - это другой мир. Это не Франция, не Испания, не Италия и не Америка. Это прям совсем какой-то другой, инопланетный мир.
 кусто80.jpg    Анна Кусто, радиоведущая  

Фестиваль: Rock Werchter, Левен (Бельгия), 29 июня-2 июля. Хэдлайнеры: Radiohead, Bonobo, Arcade Fire, James Blake, Lorde, The Pretenders

Кто-то летом едет на дачу, кто-то к морю, а я еду на Rock Werchter.
Моим первым фестивалем – и тут я начну с козырей – был Гластонбери в 2003 году. Дожди, глина по колено, палаточная страна до горизонта, миллион разных сцен, актеры на ходулях в костюмах с обложки альбома Sgt.Pepper's Lonely Hearts Club Band, грибы в конвертах (мой друг купил, съел, и потом ему ночью явился дух фестиваля, я серьезно), очень пьяные и шумные англичане (шотландцы, ирландцы), флаги-флаги-флаги над палатками (иначе как ты найдешь в этом море свою?) и Radiohead, которые только что выпустили Hail to the thief – главный хэдлайнер (I lost myself пел тогда еще вихратый Йорк, и ночь тонула в свете зажигалок). А днем раньше Radiohead играли как раз на Rock Werchter, где был еще один наш друг, славший нам оттуда смс. Тогда я и услышала об этом бельгийском фестивале.
За 4 дня на Гласто жизнь изменилась навсегда. Мне захотелось повторить. Но ближе, дешевле и по шенгену. Rock Werchter!
Но одно дело – ехать большой компанией, а другое – одной. Я еще сомневалась, но в 2009 лайнап Rock Werchter был убедительным. Coldplay (Viva la vida бомбанула только что), Oasis (еще вместе, но распадутся через месяц)... Люся Грин, в конце концов! Она жила тогда в Брюсселе и дала мне пинка, чтоб я купила билеты.
Билеты на фестиваль покупаются за полгода, так что не спрашивайте, как вышло, что в Брюссель я прилетела одна, с палаткой и беременная. Люся покрутила пальцем у виска, встречая меня в аэропорту. Но главное не это, а то, что одинокому беременному человеку на Rock Werchter находиться – совершенно комфортно и спокойно. Проверено на себе.
Как добираться: я считала, что дорога от двери моей квартиры в Москве до палатки на Rock Werchter занимает часов пять. Фестиваль проходит в последний уикенд июня-первый уикенд июля. Начинается в четверг, ворота на фестивальное поле в первый день открываются часа в 4. Так вот, если вы летите утренним рейсом Аэрофлота из Москвы, вы успеваете.
Прямо из аэропорта Брюсселя электричка за 20 минут довезет до городка Лёвен, там от вокзала подхватит специальный фестивальный автобус (они подходят один за другим, ждать не придется) и еще через 20 минут высадит перед деревушкой Rock Werchter, чьи святые жители с 1975 года каждое лето переживают громадный фестиваль. 10 минут по асфальтовой дорожке – и начинаются кемпинги. Места в кемпинг покупаются заранее (для визового центра эти билеты работают подтверждением вашего проживания и недоверия не вызывают), существует несколько градаций кемпов в зависимости от вашей капризности. В самом дорогом The Hive Resort вы можете арендовать не только место, но и палатку/вигвам/тент и не тащить их с собой. В чуть более дешевом The Hive бонусом – огромная ночная дискотека до 4 утра (этот кемп был моей ошибкой в прошлом году: все-таки впечатлений хватает и так, чтоб еще ночью не спать). Будут кофе, круассаны, пункт для зарядки телефона. В самом простом кемпе будет кухня с хотдогами, чаем/пивом, микроволновкой и громкой музыкой. В любом кемпе будет душ (кажется, за 1,5-2 евро), в нем будет теплая (ну не горячая, сорян) вода, в туалете никогда не закончится бумага, и угоравшие накануне ночью под Prodigy (почему-то я каждый раз попадаю на Rock Werchter на Prodigy) молодые бельгийские панки поутру в пижамах с муми-троллями будут прилежно умываться, чтоб потом пойти завтракать яичницей с луком.
Жилец из другого кемпа никогда не сможет пройти в ваш: пропуском служит браслет, который выдают при заселении. Вы тоже не сможете зайти в гости в чужой кемп, так что с друзьями селитесь вместе.
Никто ничего не украдет из вашей палатки.
Ни один комар никого не укусит, потому что там их нет (а березки, чтоб обнять, сфоткаться и послать фото на родину, есть).
Но если все-таки палаточная жизнь не для вас, выход есть: поселиться в Брюсселе (закладывайте тогда 40 минут на дорогу поездом и тем же автобусом) или подсуетиться и аж за год забронировать жилье в Лёвене (там отелей не так много, все забивается сразу, как объявляют даты следующего фестиваля). Имейте при этом в виду: последний сет заканчивается позже, чем уходят последние электрички, так что какими-то выступлениями придется пожертвовать.
За 4 дня фестиваля вы увидите все достижения музыкального хозяйства за год с ориентацией на рок-музыку. Впрочем, сцен с каждым разом на Rock Werchter все больше. Теперь их три, поэтому пока на одной сцене играют на гитарах, на другой наверняка будет какая-то электроника, а на третьей – инди.
Большой и разнообразный маркет, где можно потратить время и деньги в ожидании любимого артиста. Обильный фудкорт, где можно найти фастфуд на любой вкус. Даже устриц с вином. Новшество последних лет – лаунж-зона, удаленная от сцен: там своя дискотека, стенды спонсоров со всякими развлечениями, гамаки, барбершоп, и можно сделать временную тату. Два больших стенда с мерчем: можно взять с собой минимум вещей и купить футболки, худи и бейсболку прямо на месте, еще и с лого любимой группы. Но стоит мерч от 40 евро.
Деньги. Маркет или палатка с мерчендайзом – здесь принимают кэш и карты. Еда и напитки – только талоны. Талоны выгоднее купить одновременно с билетами на сайте, это будет дешевле, чем покупать на самом фестивальном поле.
Сцены. Очень удобное устройство фан-зоны: она открыта между сетами и закрывается, как только туда заходит определенное количество зрителей (на воротах фан-зоны горит либо зеленая стрелочка, либо красный крестик, так что издалека видно, пора ломиться или нет). Так что давки внутри не будет (за вычетом пары минут в 2013-м под Song 2 Blur, когда все скакали друг у друга на голове). Поэтому, если есть цель из первых рядов посмотреть на любимую группу, можно зайти на один сет раньше и оставаться там. Между зонами ходят секьюрити, которые следят за порядком и по жаре раздают жаждущим стаканчики с водой, а если кому-то вдруг нехорошо, помогают выбраться. Все очень доброжелательно.
Огромные экраны, на которых вы будете видеть все, что происходит на сцене, даже если предпочли посидеть в это время с вином и оливками в самом дальнем углу феста. Wi-Fi тут – как пойдет, но чаще есть, чем нет.
Существует камера хранения, если вы не хотите оставлять в кемпе камеры или ноуты. В кемп, кстати, можно привезти с собой еду (не портящуюся) и напитки в переносном холодильнике, никто порицать не будет. Но на фестивальное поле с бутылками вас не пустят.
Если в какой-то из дней состав исполнителей для вас не очень важен, можно сгонять до Антверпена или Роттердама и успеть обернуться к вечерним хэдлайнерам (на Брюгге или Амстердам потребуется больше времени, планируйте их до или после фестиваля).
Погода. Обычно – солнечно и жарко, и только 2016 удивил безостановочными ливнями. Но когда все зрители в одинаковых дождевиках за 5 евро, мокрые и счастливые, забыв про свою обычную жизнь, танцуют под любимую музыку, радость от фестиваля и общего единения только сильнее. По время расставания в прошлом году после Rock Werchter (я – в Москву, друзья – в Париж на поезде, вот еще преимущество маленькой Европы и Шенгена) мы с друзьями плакали, как плачут дети, разъезжаясь после смены в летнем лагере.
В 2017 году Rock Werchter снова чем-то будет похож на Гластонбери. Своим хэдлайнером – группой Radiohead. И, разумеется, я буду там.
Мой Rock Werchter: 2009, 2013, 2015, 2016, 2017.
 аня.jpg     Анна Абрамова, пресс-атташе  

Фестиваль: Exit, Нови-Сад (Сербия), 5-9 июля 2017. Хэдлайнеры: The Killers, Liam Galagher, Rag’n’Bone Man, Solomun, Dixon, Duke Dumont

Exit – крутой фест в Сербии в городе Нови-сад, что-то вроде нашего Питера. Сам фестиваль проходит на территории старинной крепости, расположенной над Дунаем. Вид космический. Выступления артистов начинаются в 6-7 вечера и длятся до утра. Там несколько сцен: главная, новая, электронная, реггей, спонсорские и т. д. Музыка – мультиформат, но больше электронная. В год, в который я была, играли Portishead, Jamiroquai, Underworld, Arcade Fire, Groove Armada, Nick Cave и другие. Расположение суперкрутое: за счёт разного уровня и толстых крепостных стен звук не пересекается совсем. Организация тоже: кемпинг, туалеты, пункты медпомощи – все на высоте. Там дёшево, комфортно, он не такой попсовый как Sziget и более электронный. Последние пару лет ещё проводится Exit на берегу моря, в Черногории.
     Елена Майорова, журналист  

Фестиваль: Lattitude, Ипсвич (Великобритания), 13 июля-16 июля. Хэдлайнеры: Goldfrapp, The 1975, Glass Animals, Mumford & Sons

Lattitude – фестиваль молодой (живет в британском графстве Саффолк всего с 2006 года), но непростой. С одной стороны, его создали те же люди, которые до 2013 года отвечали за Glastonbury – важнейший и шумнейший музыкальный смотр Британии. С другой стороны, Lattitude – это абсолютный анти-Glastonbury, и едут на него не из простого музыкального интереса, а из сложного. Все 3 дня, пока над Саффолком светит солнце, перебиваемое мельчайшим теплым дождем, гости в полях не только безобразно мало пьют и слушают музыку, но еще и читают стихи, покупают книги и мелочи на блошиных рынках, играют в спектаклях, устраивают перформансы и прочие интеллектуальные игрища. На фестиваль принято съезжаться всей семьей, с собаками и детьми, для которых на Lattitude отведено несколько дополнительных гектаров земли, включая мини-зоопарк. Я побывала на Lattitude в 2009 году, когда он был уже достаточно хорош, чтобы звать серьезных артистов, но еще слишком свеж для толпы народа – сводки заявляли всего о 20-30 тысячах гостей, из них - 0 туристов, совсем немного лондонцев и целая куча местного населения из Ипсивича и других английских городов о которых вы все равно ничего не знаете. В те времена графство Саффолк было отрекомендовано мне всеми знающими и незнающими людьми, как ж--а мира и место, куда ни в коем случае не стоит ехать. Поэтому я поехала в Саффолк с двойным усердием. Кстати, вот Саффолк:

Мне нужен был билет от Лондона до города Ипсвич (никого у кассы, но нужно все равно встать в очередь в форме сложного червяка и все равно подождать, пока громкоговоритель не подзовет к окошку. Потому, что ты говоришь "Великобритания", а подразумеваешь "очередь" и наоборот. Увы, местный сервис слишком хорош, чтобы создавать реальные очереди, поэтому британцы сначала формировали их из ничего, при помощи объявлений и столбиков, а потом придумали Камбербэтча). Дорога до Ипсвича занимает ровно 1 час 15 минут и стоит 32 фунта туда-обратно, но люди у поезда прощаются друг с другом так, словно отправляют родственников на Соловки.

Прибыв в город Ипсвич (знаменитый, как выяснилось, тем, что в середине "нулевых" в нем завелся маньяк, убивший сразу 5 проституток. Маньяка поймали, но пока ловили, выделили всем оставшимся в живых ипсвичевским "ночным бабочкам" социальную помощь, чтобы они не рисковали собой, выходя на заработки), я немедленно столкнулась английской маниакальной супер-организованностью: громкоговоритель еще в поезде сообщил мне, куда нужно идти, если я приехала на фестиваль. Вообще, в Англии невозможно заблудиться. Для этого нужно либо очень стараться (что я и проделала далее), либо совсем ничего не слышать и не уметь читать – объявлений, голосовых сообщений и предупреждений здесь чуть ли не больше, чем людей. Знаменитое «mindthegap» на станциях, например, вообще не умолкает, потому, что ваша нога не должна провалиться в дырку между поездом и платформой. Также, вас предупредят о том, что поезд приехал, открывается, закрывается и сейчас уедет, о том, что эскалатор заканчивается, на лестнице целых 100 ступенек (может, лучше на лифте?), в печенье – орехи (не подавитесь), а на фестиваль – по лестнице и налево (сами вы не дойдете, вас встретит наш представитель).
В Ипсвиче всех желающих за 7 фунтов интеллигентно паковали в стерильно чистый автобус с роскошным туалетом и водителем в отглаженной униформе и час с небольшим везли сквозь маленькие деревеньки и микроскопиеские городки. Автобус выгрузил нас посреди культурного поля.

На культурном поле я с искренним удивлением обнаружила единственный случай "сбоя в матрице", причем, сбой был какой-то совершенно антикапиталистический и выглядел, как белобрысый расслабленный мальчик в жилетке "персонал", который сбарыжил мне входной билет всего за 20 фунтов, вместо 120. Как выяснилось, работа на летних фестивалях является весьма распространенной формой существования английских студентов (по крайней мере, в глубинке) - она не оплачивается, но ребятам выдают бесплатные билеты на все дни фестиваля и бесплатно кормят по талонам. Персонал поделен на дневную и ночную смены, пашет, как проклятый, без жалоб и делает это по удивительно четкому расписанию, просчитанному чуть ли не по минутам. Несмотря на то, что в 2009 году Lattitude, по местным меркам, был небольшим фестивалем, организован он был настолько четко, что мне остается только догадываться, как же идеально должны выглядеть изнутри более пафосные мероприятия.

Отдельные входы для инвалидов и специальные пункты для помощи им, много переносных туалетов, которые почему-то вообще не пахли, еда, размазанная по пространству так, чтобы не создавать очередей, безумное количество охраны и полиции, которая патрулирует тихо и не вмешиваясь в дела отдыхающих. Отдыхающие в униформе – шапка, куртка, голые ноги, резиновые сапоги. Здесь же я столкнулась со сложным английским феноменом: в четкой организации не предусмотрены исключения. Никому и в голову не приходит. что посетитель может захотеть сделать что-то отличное от общепринятой программы, например, выйти с территории. Вопрос "где выход?", какими бы словами он не был задан, в первый день трехдневного фестиваля трактуется как угодно, но только не буквально - максимально полную и адекватную информацию, как ни странно, можно получить в окошке справок для инвалидов.

Я была уверена, что проведу на Lattitude всего несколько часов – посмотрю концерт Pet Shop Boys, ради которых и приехала, осмотрю пространство и поздним вечером вернусь в Лондон. Но концерт задержали до 11 вечера, в результате чего я:
  • Вдоволь насмотрелась на англичан, которые природой предусмотрены быть экспонатами: можно пялиться сколько угодно, никто не обратит на тебя внимания;
  • Напилась местного сидра. Вообще , к спиртному на массовых в мероприятиях в Британии относятся весьма лояльно, но Lattitude происходит в полях, где нет магазинов, поэтому, что найдешь, то и пьешь;
  • Побродила по книжным развалам. Если я начну перечислять то, что продается на книжных развалах в английской глубинке, то все, даже самые приличные, книжные магазины Москвы самоуничтожатся через 10 секунд от стыда. Я не знаю, что здесь первичнее: спрос или предложение, но, после увиденного, байками о массовом вкусе меня не проведешь ни за что в жизни. Конечно, остается вариант, что я просто отключилась после сидра и побывала в раю - тогда я должна предупредить, что в раю все тоже стоит денег, причем ощутимых;
  • Увидела Яркий Пример Сегрегации в виде табачного киоска - он стоял одиноко и на отшибе, был каким-то неестественно высоким, мрачным, серым, содержал то ли 2 то ли 3 разновидности курева и вызывал желание обойти его километров за 20;
  • Пропустила концерт LittleBoots, о чем до сих пор жалею;
  • Посмотрела концерт Ladyhawke и поняла что англичане изобрели уникальный жанр "вторичная талантливая музыка". Суть жанра в том, что работающие в нем авторы очень талантливы и очень вторичны, что является классическим примером британской двойственности;
  • Посмотрела концерт Pretenders. Чтоб мне выглядеть так же, как Крисси Хайнд;
  • Посмотрела концерт Регины Спектор. Решила, что Тори Эймос, все-таки, сильно лучше.
Тем не менее, «живая» Регина – это абсолютный сгусток энергии. Она одновременно камерная и настолько наэлектризованная, что, кажется, в землю воткнули оголенный провод. После этого зарядил дождь в виде плотнейшей микроскопической мороси, стало очень тесно и холодно и, поскольку я получилась стоящей в первом ряду, весь следующий час мне пришлось провести босиком на металлическом мокром листе, к которому было привинчено заграждение, потому, что стоять на платформах и каблуках я уже не могла – а жизнь привела меня в британскую глубинку именно обутой в каблуки. Жизнь – суровая штука. Весь этот час меня развлекали техники PetShopBoys, у которых никак не настраивался проектор, и поджимавшие сзади чистопордные британцы, которые блестяще комментировали мучения техников.

В 11 с «копейкой» вышли хедлайнеры - PetShopBoys тогда выступали с альбомом «Yes» и были прекрасны, как никогда, потому что наконец-то окончательно открыли для себя идеальную формулу поведения на сцене: точно знать, на каком такте поднимать руку, на каком такте опускать голову, где делать шаг вправо, а где махать зрителю. Повторение – мать успеха. Ну и хорошая музыка, конечно же. Хорошая музыка закончилась в час ночи, поставив меня перед суровым вопросом: как вернутся в Лондон? Выяснилось, что никак – крупный британский фестиваль ночью, если и работает, то только на «впуск» - никому не приходит в голову уезжать в ночи, все спят в палатках или танцуют по дискотекам в палатках, но побольше. Были ли вы когда-нибудь ночью одни, на каблуках и без зонтика, без денег, под дождем, примерно за 3 тысячи километров от дома в окружении тридцати тысяч совершенно чужих людей?

Самое обидное заключается в том, что такое положение в пространстве звучит трогательно, интригующе, хвастливо или заманчиво только будучи написанным на бумаге или напечатанным на экране компьютера. А в жизни ты тупо разворачиваешься и идешь искать выход, как будто вместе с ним найдется вестибюль метро Тушинская. Поразив нескольких окружающих вопросом, "как отсюда уехать" ("УЕХАТЬ? Куда? В ЛОНДОН?... Э-э-э никак...") и несколько раз проследовав, согласно указаниям, в неизвестном направлении, я обнаружила себя внутри детского зоопарка, в загоне для неизвестного спящего животного типа "пони" (надеюсь). Переговоры через ограду с колючей проволокой с испуганной леди дали мало результатов, но помогли выйти из зоопарка и найти дяденьку-охранника с фонарем, который сказал, что у некоего "оранжевого" выхода есть автобус, который уедет через 20 минут и может увезти меня в какой-то город.

Следующий час я занималась тем, что ходила по мокрому британскому полю и мокрому британскому лесу в темноте в поисках оранжевого или любого другого выхода до тех пор, пока из-под куста не появился человек в униформе и тоже с фонариком, и не спросил меня "Doyouknowwhatyouaredoing?" Тогда я еще не знала, что этот странный вопрос задается всем людям, бредущим в час ночи по лесу и решила, что выгляжу как-то не очень адекватно. Чтобы доказать свою вменяемость, я заявила, что, конечно же, знаю, что я делаю и что я спешу на автобус, в доказательство чего зачем-то побежала... Когда я добралась до «оранжевого выхода», оказалось, что последний автобус от него уехал в 5 часов вечера. При подходе к выходу со мной случилась классическая британская проблема: тропинку в поле перерезала небольшая канавка, сантиметров 30 шириной. Через нее перекинули решетку, типа перешагнул и пошел.

Увы, нет, британцы не совсем уверены, что вы перешагнете через канавку в поле, поэтому к ней приставлен мальчик-охранник из числа добровольцев, который выскакивает навстречу каждому прохожему и сурово рекомендует обходить «опасный участок дороги» через ближайший лес. Я лично видела, как шедшие за мной британцы честно развернулись, ушли в темноту и более не появлялись. Не желая последовать за ними, я показала охраннику фокус: перешагнула канавку и сказала, что у меня дома вообще все дороги такие, поэтому пусть выдыхает. Англичане на протяжении сотен лет жили на таком счастливом удалении, в частности, от нас, что базовые элементы русской жизни непостижимы для их сознания в принципе. Попытка разъяснить английскому джентельмену-водителю идеологему "заночевать на вокзале" обречена на полный провал. В час ночи на полях Ипсвича я, ловко изловив такого джентельмена, имела с ним примерно следующий диалог:
 - Сэр, милый, добрый сэр! А куда вы и ваш автобус сейчас едут?
 - В депо.
 - А где ваше депо?
 - Я еду в депо, моя смена закончена.
 - Но ведь вы едете в депо, а оно, наверняка, находится в каком-то городе. В каком?
 - А какой город вам нужен? (предыдущим испытуемым я говорила, что, вообще-то, Лондон, после чего их вырубало, на этот раз я пошла по облегченному пути)
 - Мне нужен любой город, где есть железнодорожный вокзал. (облегченный путь не помог, джентельмена все равно вырубило)
 - Поезда уже не ходят.
 - Сэр, я знаю. Я хочу доехать до любого вокзала и дождаться, пока поезда не начнут ходить!
 - Но поезда уже не ходят!
 - Но ведь они начнут ходить утром. Здесь - дождь и поле, а там - крыша и лавка! я хочу под крышу и на лавку! (джентельмена вырубает окончательно)
 - Но вы же НЕ МОЖЕТЕ ЖДАТЬ ПОЕЗДА ШЕСТЬ ЧАСОВ!

Англичанин не послушен, а, скорее, в высшей степени дисциплинирован. Он одновременно и чертовски ограничен во всем и наделен невероятным количеством возможностей - билет на самолет в Испанию равен стоимости недельного проездного на метро, поэтому англичанин ездит на велосипеде, но раз в месяц летает за границу. Поняв, что автобуса мне не будет, я сдружилась с мальчиком-охранником канавки в поле, и он бесплатно ссудил мне свою лишнюю палатку. Ссуживание происходило так:
- Сейчас час тридцать. В час тридцать пять придет мой сменщик, я сдам ему пост и мы поедем в палаточный городок.
- Но ведь вокруг никого нет, машина уже приехала, может сейчас поедем?
- Нет, если я уйду на 4 минуты раньше, то меня оштрафуют.
- А кто узнает, что ты ушел раньше?
- Никто, но все равно нельзя.
- А денег за палатку можно я тебе дам?
- Нет, это ведь палатка от организаторов, будет нечестно брать за нее с тебя деньги.
Напомню, мальчик охранял в поле канаву.

Более того, персонал британских фестивалей, отправляясь на ночлег или на обед, едет не через территорию, что заняло бы минут 10, а вокруг нее - в объезд, что занимает минут 40 (при этом персонал ужасно опаздывает на "ужин" по талонам и переживает, что останется голодным), но на мой резонный вопрос "Так ведь спят все, почему бы вам не поехать напрямую через площадку?" удивляется и подобострастно трясет головой: «Нельзя мешать отдыхающим». В 8 утра следующего дня на территории кемпинга для персонала проходила разводка новой смены. Пожилой дяденька выстроил под мелким дождем мальчиков и девочек в жилетках и объяснял им политику партии в тот момент, когда я, с сигаретой в зубах и банкой кока-колы в руках, неожиданно вылезла из палатки. Неловко покачиваясь на каблуках и поправляя темные очки, я подошла к дяденьке и спросила "А как отсюда выйти?" Дяденька сглотнул. Надеюсь, у него все хорошо.

Через три часа я добралась до прекраснейшего городка Halesworth, из которого доехала сначала до Ипсвича, а потом и до Лондона. А теперь - внимание. Вот ботинки на платформе, в которых я провела около 8-и часов в толпе на истоптанном земляном поле, в которых я шла по британскому лесу, по британской глиняной дороге, по британскому козьему пастбищу под дождем, и которые я специально надела для этой фотографии НЕ ВЫТИРАЯ, то есть именно в том виде, в каком они пребывают после всего, что с ними приключилось. Думаю, дело не только в качестве обуви, да.

 layfar.jpg    Александр Lay-Far, музыкант и радиоведущий  

Фестиваль: SunceBeat, Тисно (Хорватия), 19-26 июля 2017. Хэдлайнеры: Kerri Chandler, Loui Vega, Detroit Swindle, Spinna, Dj Spen, Karizma

На SunceBeat меня впервые позвали в 2013 году, и это был незабываемый опыт, где я впервые почувствовал себя частью международной музыкальной семьи. На фестивале царит уникальная атмосфера, и не зря каждый год он собирает огромное количество любителей soulful музыки со всего мира. SB является летней версией культового британского фестиваля Southport Weekender, который проводился с 1987 года. Те же организаторы, та же музыкальная политика, поэтому здесь так чувствуются британские музыкальные традиции northern soul, jazz-funk, fusion. В этом году я буду играть на этом фестивале в третий раз.
 ряполова80.jpg   Ульяна Ряполова, журналист  

Фестиваль: Øyafestival, Осло (Норвегия), 8-12 августа 2017. Хэдлайнеры: The XX, Pixies, Chance the Rapper, Feist, Badbadnotgood, Madlib

Я была на Øya в 2014 году, тогда выступали The National. Я давно мечтала побывать в Норвегии, давно мечтала побывать в Осло и на тот момент ещё ни разу не видела The National живьём, поэтому я ждала этой поездки с нетерпением. Надежды оправдались: фестивальные организаторы поселили меня в отеле в центре города с окнами, выходящими на воду, выдали командировочные, сувенирную продукцию фестиваля (включая классный рюкзак, который я ношу до сих пор), поэтому я уже чувствовала себя как ребенок в день рождения.
Более того, на Øya должны были выступить Neutral Milk Hotel — мои кумиры детства. Как я и предполагала, их выступление на меня произвело большое впечатление: я прослушала весь концерт, затаив дыхание. Сначала на пустой сцене появился Джефф Мэнгам. Я не видела, как он выглядит, много лет; оказалось, что он внешне похож на бездомного: длинные волосы, огромная борода, мешковатая одежда. Я его не узнала. Это было шоком, честно говоря. Он вышел на сцену один, повторю, и в одиночестве начал исполнять Two-Headed Boy. После первого трека к зрителям вышла и остальная группа. И, надо сказать, что Neutral Milk Hotel были единственными музыкантами на всем фестивале, которые разрешили видео и фотосъемку: у всех остальных был на это запрет. Neutral Milk Hotel сыграли все те песни, которые я слушала на своем алюминиевом кассетном Walkman по дороге в школу очень много уже лет назад, для меня это было настоящим подарком. Закрыли концерт снова одиноким Мэнгамом на сцене и Two-Headed Boy, part Two.
Если Neutral Milk Hotel были для меня очень одухотворенным переживанием, то The National оказались абсолютным пластиком. Мэтт Бернингер исполнял все свои приёмчики, которые на протяжении уже очень долгих лет работают на то, чтобы угодить публике. Он вовсю страдал, пыхтел, красиво катался по полу в псевдоэпилептических припадках, но всё это было ненастоящим, всё понарошку. В конце выступления — коронный выход в толпу во время песни Mr. November: Бернингер перелезает через ограждения и идёт к фанатам, чтобы каждый смог обнять кумира, потеребить его, сфотографироваться с ним. Особенно радуются девушки-студентки: близость с кумиром возносит их к небесам, они ерошат Бернингеру голосы, будто это хорошенький щенок, обнимают его и целуют в щеки. «Выход в народ» заканчивается совсем ух феерическим выступлением: рядом со мной стоит отец, ребёнок которого сидит у него на плечах в майке The National, и подпевает всем песням, Бернингер подходит к нему, берёт ребёнка себе на плечи и уносит в толпу. Ребёнок вне себя от счастья, вся толпа умиляется, все хлопают и чуть ли не плачут от восторга. Это всё хорошо продуманный и чётко выстроенный ход — именно за таким ощущением восторженного единения зрители приходят на концерты и платят деньги за вход, грубо говоря, они его покупают. И вот, товар получен, сделка состоялась, все довольны.
И, если подводить итог, фестиваль Øya делает очень грамотный срез вообще всей музыки, чтобы показать, что есть: например, Neutral Milk Hotel с фронтменом, выглядящим как бомж, но дающим простоту, честность, любовь и всё вот это, чего в мире обычно нигде и не найдёшь. А есть The National со своим надрывом на продажу и дешёвыми эффектами по завоеванию любви толпы. Также на фестивале выступали Outkast, Queens of the Stone Age, Robyn, Todd Terje, FKA Twigs, Jungle, Blood Orange и другие, невероятно разные музыканты с невероятно разными ценностями, благодаря чему зритель смог получить полную картину современной (на 2014 год) музыки.
Спасибо, фестиваль Øya. Пока это лучший фестиваль, на котором я когда-либо была.
 блохин2.jpg   Сергей Блохин, журналист  

Фестиваль: Sziget, Будапешт (Венгрия), 9-16 августа 2017. Хэдлайнеры: Kasabian, Pink, PJ Harvey, Wiz Khalifa, Alt-J, Rudimental

Масштабный будапештский фестиваль Sziget стоит выбирать уже хотя бы и по экономическим соображениям. Венгрия — редкая сегодня европейская страна, где (во многом благодаря хождению национальных форинтов вместо глобальных евро) русский турист может чувствовать себя состоятельным. Это венграм все сложнее позволить себе 300 евро за неделю тусовки или 65 евро за день – мы все еще можем, что уж говорить про Западную Европу. В итоге, на крупнейшем восточноевропейском фестивале доминируют иностранцы: и среди исполнителей, и среди посетителей (это, разумеется, обязует жилье в городе бронировать сильно заранее).
Фактор острова действительно добавляет ощущения оторванности и свободы. Тем более, в сегодняшней консервативной Венгрии (впрочем, иностранец этого все равно не замечает, так же, как и в России). Ощущение острова следует усилить: лучший (и почему-то наименее популярный; большинство людей заходят с берега) транспорт на фестиваль — недорогой кораблик по Дунаю из центра города, не поленитесь узнать подробности на официальном сайте.
Статус и объем Sziget позволяет рассчитывать на всех главных мейнстримовых фестивальных артистов сезона. Его всеядность — это и достоинство, и недостаток. Если вы только думаете о первом еврофестивале, то Sziget — идеальное начало.
Кого смотреть в этом году: Interpol, Jagwar Ma, PJ Harvey, Metronomy, Bad Religion, The Kills, White Lies и GusGus на главной; DJ Shadow и Fritz Kalkbrenner на ночной; «Ленинград» и «Брутто» на второстепенных.
 иванов80.jpg   Кирилл Иванов, музыкант (СБПЧ)  

Фестиваль: Flow Festival, Хельсинки (Финляндия), 11-13 августа 2017. Хэдлайнеры: Aphex Twin, Lana Del Rey, Frank Ocean, Flume, London Grammar

Если в середине августа нет концертов, то я стараюсь ездить на Flow Festival. Мне нравится, как он устроен: это очень компактный фестиваль, не надо 5 часов идти от одной сцены к другой через огромные толпы людей. При этом там большое разнообразие сцен, звук на которых не пересекается: главная сцена с хэдлайнерами, черный и синий тенты с электронными и независимыми музыкантами, необычно придуманные сцены вроде знаменитой balloon stage. Всегда есть как большие артисты, так и самобытные. Всегда есть блок африканской музыки, что круто. И самое главное, повторюсь: все это можно обойти за 10-12 минут.
На фестиваль нельзя проносить алкоголь, его очень часто закапывают рядом. Как-то раз мы спрятали в багажнике велосипеда бутылку местного мятного ликера, а когда вернулись через час, ее похитили.
Кроме того, Хельсинки – классный город, и на 3 дня развлечений там всегда найдется. Как-то раз я ходил на афтепати фестиваля в доки: ты долго идешь через какие-то заводы, приходишь в док, где стоят тачки, горят бочки, играет техно и танцуют люди. Еще там была огромная фигура мамонта. Таких вечеринок я больше не видел.
       Дмитрий Горборуко, копирайтер

Фестиваль: Pukkelpop, Хасселт (Бельгия), 16 августа-19 августа. Хэдлайнеры: Cypress Hill, The Flaming Lips, Armand Van Helden, Talaboman, Prins Thomas

Мой первый и, пока что, последний большой фестиваль. Ездил принципиально один. Жил тогда еще в Питере, поэтому автобус в Хельсинки – копеечный самолет с шикарным ужином до Брюсселя – хостел – поезд до места. Билет на поезд включен в фестивальный абонемент, что в дальнейшем окажется бесценным. Палатку не брал, 2 ночи вписывался к разным чувакам. Поспать, правда, не пришлось – русский на фестивале для них был явлением удивительным, так что расспрашивали чего и как.
Перед хедлайном первого дня Radiohead пришлось отстоять на ногах почти 6 часов – длинные сеты Бека и тогда модных, но никаких же Snow Patrol. Но, разумеется, оно того стоило – Том был в белой рубашке и хорошем (для него) настроении, сет зашкалил за два часа, первый раз живьем, десять тысяч голосов плюс твой наизусть – кто не знает этот космос, тому не объяснишь, а кто знает – тот наш.
Веселая история второго дня. Шел я, никого не трогал, разговаривал с чуваком из Сиднея, и тут бац! – споткнулся об чьи-то торчащие из-за куста довольно большие женские ноги. Ноги оказались присоединены к специфического вида женщине, которая под кустом, собственно, спала. Споткнувшись, я упал рядом с ней, чувак из Сиднея присел рядом. Я рассыпался в извинениях, параллельно думая – где же я ее видел. Сонная женщина разулыбалась, расспросила откуда я с таким смешным акцентом, "Вау, Раша, вери кул!", сигаретка, хиханьки-хаханьки, "Ладно, мы пойдем слушать там кого бы то ни было, счастливо, извини еще раз, я больше не буду пинать женщин!", "Да уж, постарайся, хаха, пока".
Так я познакомился с Амандой Палмер.
Вторую ночь провел в палатке у чувака из Манчестера. Утром третьего дня ходили на дальнюю сцену слушать каких-то замороченных нойзеров. Когда вернулись в палатку, сосед сказал нам, что приходил наш друг. Холодный пот был более чем уместен – "друг" зачистил наши рюкзаки, сперев мои сто евро, отложенные на возврат. Так начался квест "Вернись из-под Брюсселя в Питер за 40 евро в кармане, пол-литра виски и шоколадку".
Квест начался спокойно – с дослушивания хороших ребят третьего фестивального дня, для меня он закрылся отличным сетом Coldcut. Дальнейшие планы были такие – пренебречь хедлайнером третьего дня Daft Punk, уехать в Брюссель, потом в аэропорт, там ночью, наконец, поспать, утром самолет, а Хельсинки – это уже почти дом – само срастется.  Проездной до Брюсселя был включен в фестивальный билет, за что им огромная благодарность. Но две бессонные ночи дали о себе знать – я проспал Центральный вокзал, с которого ходят поезда в аэропорт и очнулся только на Северном. Пока добрался обратно, последний поезд в аэропорт ушел. Самолет в 9 утра. Окей, гуляем, коротаем, но спать и есть хочется люто – из еды, напоминаю, початая поллитровка виски и большая (ура!) шоколадка. Из здания вокзала меня полуживого выставили уже полтретьего ночи, там же была забыта оставшаяся половина шоколадки, теперь из еды есть только виски. Пришлось отсиживаться на автобусной остановке.
4 утра. Брюссель, автобусная остановка между центральным вокзалом и кафедральным собором, тишина и темнота просто мертвенные, только фонарик надо мной. Идиотское состояние, когда так хочется спать, что сон уже не идет, 4-ый том Кастанеды. Вдруг справа – шум. Идет штук 15 отмороженных подростков лет 15-16, совершенно африканского вида – не просто черных, а таких с синевой, вроде Сенегала или там Мали. Становится несколько страшно, ровно до тех пор, пока слева не появляется такой же коллектив подростков, но арабов. Блин, думаю, и кто из них интересно в итоге меня прикончит? Причем, в том состоянии мысль прозвучала довольно буднично. Однако два коллектива сошлись метрах в 20 от меня и начали метелить друг друга. Драка была жесточайшая – молчаливая, яростная, упорная. Бойня продолжалась минут 10, потом, как по сигналу, все разошлись, унося тела падших. Быстро на вокзал – уже скоро откроют.
Логотип железных дорог Бельгии, кстати, очень похож на лого Bentley. Мне вот было невероятно комфортно на пути в аэропорт, до тех пор, пока не пришлось бегать от контролера. Самолет, памятный шикарным ужином с вином, манил едой и сном в большом кресле.
Увы, и тут фрустрация. Туда-то я летел вечерним рейсом, а этот – утренний, поэтому только кофе, круасан и какой-то невнятный бутер. Я съел все, потом выпросил завтрак у побрезговавшего соседа-финна, потом соседка слева отдала все сама. Но мало, как же мало, плюс два часа полета – это для сна вообще ничто.
Хельсинки. Автобус из аэропорта в центр – 3,50, итого в кармане 36,5 евро. И виски пол-бутылки. Надо в Питер. Все туристические автобусы пропустил, но есть вариант с «шоперами», автобусами, которые возят людей из Ленинградской области одним днем, за финским "Фейри", который реально лучше нашего, и гладильными досками. Бегу к Финкино – там, как раз, остался последний автобус. Плачу, занимаю место, наушники – и проваливаюсь. Очнулся от странной качки. Открываю глаза – все выходят. Спрашиваю в чем дело, ответ гениальный – автобус не заводится, просят толкнуть. Толкнуть автобус, Карл! Быстро забираю деньги и убегаю, уж очень хочется жить, плюс сопровождающая обмолвилась, что у смены пограничников зуб на эту «фирму», а это еще 4-5 часов стояния на границе и обыск с пристрастием.
Бегу на автовокзал – помню, что за год до этого официальный автобус в Питер стоил 35 и уходил в 11 вечера. Окей, думаю, дождусь – в конце концов в библиотеке рядышком есть интернет, а виски и интернет – это минус много часов из жизни. Но благородный план разрушила инфляция – билет оказался уже по 42. Хм. Тут уже как-то и порасстраиваться можно.
Бегу на железнодорожный вокзал – к тому времени, как раз, должен прибывать «Репин» из Питера. Чисто для формальности интересуюсь, есть ли на него билеты и почем – билетов нет, по 56 евро минимум. Иду на платформу, встречаю поезд, вижу вываливающееся из двери 4-ого вагона благоухающее спиртным тело проводника и понимаю – все мои проблемы решены. Короткий разговор "по душам", вывернутые полностью, до мелочи, карманы – и я еду в его купе. Поспать снова не удается – проводник хочет общаться, приходится создавать иллюзию взаимодействия. Быстро допиваем многострадальный виски. В голове пусто и звонко. Мыслей нет, только немного музыки и кивательный рефлекс.
Поезд приходит на Лажожский вокзал, я живу от него в двух кварталах, на Новочеркасской. По пути домой на последние рубли, утаенные от проводника, покупаю пачку самых дешевых, самых соевых пельменей. Это было офигенно!
гусарова80.jpg   Юлия Гусарова, журналист  

Фестиваль: Dimensions Festival, Пула (Хорватия), 11-13 августа 2017. Хэдлайнеры: Theo Parrish, Floating Points, Grace Jones, Gilles Peterson, Yussef Kamaal

Фестиваль Dimensions – хорватский пятидневный рейв в крепости, который проходит в самом конце лета. Это мероприятие не для девочек в венках и ковбойских сапожках, а для любителей отрешенного шаманского пляса. Лайнап понравится тем, кто ходил в старую Арму на Курском вокзале как на работу. В этом году на Dimensions сыграют Floating Points, Theo Parrish, Марсель Деттман, Нина Кравиц, Бен Юфо, Джой Орбисон, Пангея, Левон Винсент, Horse Meat Disco и другие, полный список имен еще не объявили. На открытии будут выступать Модерат и Грейс Джонс. Так что, если вас бесят фестивальные профурсетки и любители попсы, здесь, в относительной дали от цивилизации, они вас не достанут.
Фестиваль Dimensions примечателен своей локацией. Ночные рейвы проходят в развалинах форта Пунто-Кристо и вокруг них. На каменных стенах – замысловатые видеопроекции, некоторые танцполы напоминают казематы, в общем, для фестиваля характерна стильная дикость. Дневная сцена находится прямо на берегу Адриатического моря. За вертушки в это время встают добрые ньюэйджеры, под которых хорошо дремать на форменном фестивальном полотенце в тени деревьев. К слову, в этих местах исключительно чистая голубая вода, так что плавки не забывайте. Днем можно купить отдельный билет на party boat и плясать на палубе в открытом море.
Большинство людей приезжают на Dimensions с палатками – это самый верный способ завести иностранных друзей, особенно британцев: кажется, их на фестивале больше, чем хорватов. Впрочем, хорватов здесь в принципе почему-то очень мало. Но если вас палаточная жизнь пугает, то на сайте фестиваля можно подобрать жилье. Для любителей устраивать на вечеринке цирк есть полосатые шатры. Для эко-хипстеров – разноцветные деревянные избушки, оснащенные солнечными батареями. В конце концов, можно забронировать хостел или арендовать квартиру у местных жителей в частном секторе – это тоже можно сделать через организаторов Dimensions. Поселок находится в паре километров от фестивальной зоны. Тамошние хорваты живут за счет фестивальной публики и поэтому очень стараются быть милыми ребятами. И на машине до центра подбросят, и фрукты с дерева под дверь принесут.
Если подустанете от вида скал, моря и сельской местности, садитесь на фестивальный автобус и отправляйтесь в Пулу. Что там делать? Гулять. Город стильный и приятный. Из интересного: можно увидеть несколько древнеримских руин и исторический музей в венецианской крепости, в который стоит идти в первую очередь ради смотровой площадки. В порту города можно сесть на паром и доехать до острова Большой Бриун: там очень, очень, очень красивые виды и почти нет людей.
власов80.jpg
  Павел Власов, сотрудник FACES&LACES  

Фестиваль: Lollapalooza Berlin, Берлин (Германия), 9 и 10 сентября. Хэдлайнеры: Foo Fighters, Two Doors Cinema Club, Metronomy, Westbam, George Ezra

Раньше никогда не получалось подгадать зарубежную поездку с музыкальным фестивалем, но вот в сентябре 2016 все сложилось удачно, и я оказался на берлинской Lollapalooza. Проходил фестиваль в TreptowerPark, прямо к которому примыкает одноименная станция S-Bahn, но минут за 30 можно дойти и до излюбленного Kotbusser Tor. Хэдлайнерами были Radiohead, исполнившие практически все, поэтому можно о музыкальной составляющей больше и не говорить, хотя там уже с часу дня выступали артисты, которые в Москве на фестивалях выступают вечером.
Организаторы очень круто сделали, создав, по сути, в одном пространстве две главные сцены: как только условный James Blake закончил свой сет, на соседней тут же Major Lazer уже начали – и вся толпа за пару минут неспешным шагом передвигается рядом и ничего не упускает. Помимо этого было еще две сцены: одна со стадионным EDM с кульминацией в виде Zedd и еще одна – с полной сборной солянкой стилей и направлений и Roisin Murphy.
При всем этом изобилии потеряться невозможно, благодаря очень простой и понятной навигации и общей толпе людей, которая задавала тон, куда сейчас будет актуально пойти. Еда и напитки были представлены в большом разнообразии и на любой вкус, очереди встречались только за кувшинами с лонг-айлендом. И по завершении выступлений хедлайнеров фудкорт продолжал работать, давая перевести дух и поесть XXL хот-доги тем, кто в течение дня просто не успевал это сделать. К туалетным кабинкам нарекания сложно предъявить: их тоже в избытке, и они весьма аккуратные.
Единственной отрицательной особенностью Lollapalooza стала пыль от стоптанных парковых газонов, которая к вечеру превращала всех фестивалящихся в одну сплошную черную массу. Но, возможно, именно благодаря такой физической трансформации ты острее ощущаешь все: песни, которые ты мечтал услышать живьем, звучат резонанснее, танцы в тридцатиградусную жару освежают, а незнакомцы вокруг – твои лучшие друзья. Пусть и на короткие два дня.
микеев80.jpg
 Влад Микеев, программный директор Серебряного Дождя и ведущий Melody P.M. 

Фестиваль: Pitchfork Paris, Париж (Франция), 2-4 ноября. Хэдлайнеры: The National, Badbadnotgood, Polo and Pan

Парижский Pitchfork (есть еще версия, которая проводится летом в Чикаго) проходит в XIX округе Парижа в здании бывшего скотного двора, построенном в 1867 году архитектором Жюлем де Мериндолем. В 50 метрах от фестиваля находится станция метро Porte de Pantin и автобусные остановки. Персонал на входе работает очень быстро, и очередей почти нет. На территории фестиваля помимо разнообразного (и недорогого) местного стритфуда есть маркет, лаборатория, в которой можно спеть в караоке и получить виниловую пластинку со своим пением, а также импровизированный тату-салон, где работает местная мастерица Helena F. Собственно у нее я и бил свою 4-ю татуировку, параллельно смотря с балкона на выступление DJ Shadow.
Что касается артистов, то Pitchfork всегда держит марку. За три дня можно более-менее разобраться в том, что сейчас происходит на мировой независимой музыкальной сцене. В 2016 году хэдлайнерами были Chet Faker, Todd Terje and The Olsens, MIA, Warpaint, Explosions In The Sky и Floating Points. Отдельно хочется сказать про идеально отстроенный звук, на котором слушать такие группы как Explosions In The Sky – отдельное эстетическое удовольствие. А когда вышел Тодд Терье и начал исполнять свой ремикс на «Oban» норвежской джаз-банды Jaga Jazzist, то мозг мой был окончательно взорван. Кстати, после своего гига Терье вышел на сцену и лично собирал оборудование и скручивал провода. Я успел купить плакат с изображением сингла «Spiral» авторства норвежских же карикатуристов Бэндика и Эспена и взял у него автограф.
Первые два дня фестиваль заканчивается в районе 1 часа ночи, и количество людей на нем сверхкомфортное. Подойти к сцене не составит труда, а время от появления желания съесть картошку фри в кулечке до его исполнения, составит максимум 5 минут. Но в третий день начинается ночная часть, и если вы не любитель рейвов, то быстрее уносите ноги, потому что даже выйти с фестиваля получится, отстояв в часовой очереди.
В целом, я очень рекомендую Pitchfork тем, кто хочет посетить музыкальный фестиваль, но при этом избежать типичного фестивального дискомфорта. Условно подняться на Эверест на удобном вертолете с запасом еды из Мишленовского ресторана. А еще в Париже в конце октября-начале ноября средняя температура +15, вкуснейшая утка и много крутых музеев.
    Михаил Гелейн и Татьяна Андрианова, арт-команда бара «Стрелка»

Фестиваль: Le Guess Who?, Утрехт (Нидерланды), 10-13 ноября. Хэдлайнеры: пока неизвестны

Мы объездили немало разных фестивалей от Барселоны до Нью-Йорка, но есть один, который можно с уверенностью назвать лучшим из всех, где мы побывали. Полчаса на поезде от Амстердама – и вы в Утрехте, небольшом старинном городе с идеальным провинциальным укладом. Там в начале ноября проходит фестиваль Le Guess Who, который в прошлом году отмечал свое десятилетие.
Главная площадка Le Guess Who — музыкальный мультиплекс TivoliVredenburg, внешне напоминающий среднестатистический торговый центр Москвы: стеклянное здание, эскалаторы между этажами и десяток залов разной вместимости внутри, в каждом из которых отличный звук и свет. Помимо этого площадками фестиваля выступают почти все клубы и бары Утрехта, а также две действующие церкви.
Музыкальная программа фестиваля составлена с акцентом на жанр, который у большинства ассоциируется с маргинальной этнокультурой — world music, но именно это определение лучше всего описывает общее звучание. В прошлом году здесь собрали жанры и артистов со всего мира: афробит Idris Ackamoor & the Pyramids, легенда бразильской сцены Elza Soarez, виртуозная гитарная акустика двух девушек из Нигера Les Filles de Illighadad и больше десятка музыкантов из Индии в проекте Junun, которые совершенствуют технику владения инструментами поколениями — на сцене выступают братья или отец и сын, каждый из которых, представляясь, рассказывает об особенностях исполнения. На подобные фестивали стоит ехать не чтобы услышать известного на весь мир хэдлайнера, а чтобы открыть для себя новую музыку в самых разных жанрах — помимо национальной музыки на фестивале звучит рок, электроника, фолк и поп, куда же без него. Для нас фестивали в какой-то степени заменили музыкальную прессу. Изучая хорошо спрограммированный лайнап, можно открыть для себя не только по-настоящему новую и интересную музыку, но и быть уверенным, что есть шанс попасть на концерт.
В качестве приятного дополнения к фестивалю — самая большая в Европе ярмарка винила Mega Record Fair, на которую съезжаются коллекционеры пластинок со всего мира и которая проходит в Утрехте в те же даты, что и Le Guess Who.
  • Артем
    Артем
    Господа фестивальщики, подскажите фест где основным жанром будет блюзрок, психоделик рок, психоделик гараж и тп, а то ощущение, что психодел фесты наполнены лишь электронщиной
    23.04.2017 15:12
  • Артем
    Артем
    А куда едет Лазарь Виноградский?
    23.04.2017 16:08
  • Влад
    Влад
    Артем - вам нужно в октябре поехать в Израиль на InDNegev https://www.secrettelaviv.com/tickets/indnegev-music-festival/
    24.04.2017 14:51
  • Влад
    Влад
    Лазарь обычно ездит на ADE в Амстердам осенью
    24.04.2017 14:51


Реклама MarketGid


Реклама MarketGid
В эфире: Музыка
11:00 - 15:00