География в картинах

Выпуски программы «Российские экспедиции» / 25 июня 2017

«Я никогда не любил светских мероприятий, отдавая предпочтение тихим семейным вечерам. Но если мы с Анной и устраивали приёмы, то мне было любопытно наших гостей чем-то особенным. Вместе с семейным поваром мы вместе выбирали блюда, стараясь разнообразить трапезу не только достойными яствами, но и увлекательными названиями».


Программа создана при поддержке Русского географического общества

«Анна Никитична завела добрую традицию привносить в меню имена моих полотен: суп «Чёрное море», пирожки «Гавань», соус «Азовское море», зелень «Капри», пунш «Везувий», мороженое «Северное море». Чтобы потрафить пришедшим к нам, я любил снимать заводские этикетки с бутылок шампанского и рисовать на их месте новые. И чаше всего - с бурлящей морской стихией».

Так писал в своих дневниках всемирно известный русский маринист, один из наиболее успешных русских живописцев XIX века, работы которого и ныне являются украшением музейных собраний в России и за рубежом, член Русского географического общества Иван Константинович Айвазовский.

«Наш домик в Феодосии стоял на окраине города, на возвышенном месте. С террасы, увитой виноградной лозой, открывалась широкая панорама на плавную дугу феодосийского залива, северо-крымские степи с древними курганами, на Арабатскую стрелку и Сиваши, встающие как марево на горизонте. У берега лежало кольцо хорошо сохранившихся старинных крепостных стен и башен с грозными бойницами. Здесь, в черепках старинной посуды, обомшелых архитектурных обломках и позеленевших монетах передо мной открывалась дивная история этих мест».
11 (1).jpg
Ованес Айвазян - а такого настоящее имя великого художника родился в семье армянского купца Геворка Айвазяна. Отец будущего мастера после переезда в Феодосию писал фамилию на польский манер: «Гайвазовский». До 40-х годов на картинах мастера даже можно было увидеть подпись «Гай» — сокращение от фамилии. Но в 1841-ом художник окончательно изменил фамилию и официально стал Иваном Константиновичем Айвазовским. Детство же мальчика проходило в обстановке, будившей его воображение. По морю в Феодосию из Греции и Турции приходили смоленые рыбацкие фелюги, а иногда бросали якоря на рейде огромные белокрылые красавцы — боевые корабли Черноморского флота. Айвазовский с детства обнаружил в себе художественные и музыкальные способности; он даже самостоятельно научился играть на скрипке. Феодосийский архитектор Яков Христианович Кох, первым обративший внимание на художественные способности мальчика, дал ему и первые уроки мастерства. Яков Христианович и рекомендовал феодосийскому градоначальнику Александру Ивановичу Казначееву обратить внимание на юное дарование. Так, будущий мастер живописи был принят за казённый счёт в Императорскую Академию художеств Санкт-Петербурга.
Ayvazovskiy.jpg
Лето 1834-го Айвазовский провел в имении Томилова в селе Успенском, недалеко от старой Ладоги. Сохранилось два его наброска видов села Успенского и акварельная работа "Крестьянский двор", которая ныне находится в Государственной Третьяковской галерее. Альбом и рисунки, упоминаемые в письме, не дошли до нас. Но сохранилось письмо художника к Томилову с весьма важной для него просьбой.

«Милостивый государь Алексей Романович! Вчера я был в Эрмитаже у Ладюрнера и даже честь имел тут же видеть несколько картин великого Таннера. Не могу Вам выразить мое удивление, которое я испытываю, смотря на его произведения. Не знаю, кого не удивит. Он сам очень ласков и просил что-нибудь из моих работ показать ему. Так прошу Вас, Алексей Романович, прислать с сим подателем записки натурные мои рисунки с папкой, и даже, если можно, рисунки, которые в Вашем альбоме, особливо последнюю бурю, чем Вы меня весьма обрадуете, ибо я желаю с ним познакомиться хорошенько. А их доставлю Вам обратно на этой неделе. Если Вам можно сегодня до 2 часов в Эрмитаж. Остаюсь благодарный покорный Ваш слуга».
5_14.jpg
Проучившись в классе Зауервейда всего несколько месяцев, в сентябре 1837-го Айвазовский получил Большую золотую медаль за картину «Штиль» и ввиду особых успехов Айвазовского в учении, было принято необычное для академии решение — выпустить Айвазовского из академии на два года раньше положенного срока и послать его в Крым для самостоятельных работ, а после этого — в командировку за границу на шесть лет.

«У меня часто спрашивают про секрет составления красок, и думают, что даже краски сами секретны. Но главный секрет - вовсе не какая-то тайна: чтобы так писать море, нужно родиться у моря, прожить подле него долгую жизнь, за которую так и не пресытиться им. А что же до вопроса «откуда краски?», то краски самый обычные - берлинской фирмы «Mеwes». Все просто».
shtil (1).jpg
Именно Иван Айвазовский стал первым русским художником, чьи картины были представлены на выставке в Лувре. Чуть позже он был удостоен престижной награды - золотой медали французской Академии. Кстати, сейчас полотна мариниста ценятся во всём мире не меньше. 24 апреля 2012 года аукционный дом Sotheby’s продал картину Ивана Айвазовского «Вид Константинополя и Босфорского залива» за $5,2 млн. Это полотно стало самым дорогим произведением художника.

«Зная мою любовь к путешествиям, еще будучи юным Великий князь Константин Николаевич в своем первом практическом плавании по Финскому заливу в летние месяцы 1836-го года, выразил желание, чтобы я сопровождал Его Императорское Высочество в сим прожекте. Много позже и тоже по его желанию, я в качестве первого живописца Главного Морского штаба был включен в плавание к берегам Турции, Малой Азии и островам Греческого архипелага. Начальником экспедиции был назначен адмирал Федор Петрович Литке».
259454.jpg
«Я всегда старался, чтобы в моих работах на первом месте был свет. И да, совершенно верно, воздух и вода. Всё прочее выстраивается вокруг этого главного. Но солнце должно сиять так, чтобы хотелось зажмуриться. От ветра зритель должен съёжиться, от волны отпрянуть в испуге. Помнится, именно это в частности, проделал Репин, когда я внезапно распахнул перед Иваном Ефимовичем дверь комнаты, за которой вставал только что написанный «Девятый вал».

Первая жена подарила художнику четырех дочерей. А те, в свою очередь осчастливили Айвазовского десятью внуками. Своих детей и внуков художник очень любил, занимался их воспитанием и образованием, однако не мог забыть, что официальных наследников у него нет. Поэтому перед самой смертью он написал прошение императору Николаю II:

«Не имею сыновей, но Бог наградил меня дочерьми и внуками. Желая сохранить свой род, носящий фамилию Айвазовский, я усыновил своего внука, сына старшей дочери – Александра Лантри. Осмелюсь просить усыновленному внуку Александру дать мою фамилию, вместе с гербом и достоинствами дворянского рода».
post-19515-1287581725.jpg
Государь пошёл ему навстречу, однако сам Айвазовский этого ответа уже не дождался. Михаил Айвазовский — единственный внук мариниста, который носит фамилию знаменитого предка. Он, кстати, пошёл по стопам дедушки и стал художником.

Утром 19 апреля 1900-го года художник привычно устроился за мольбертом в своей мастерской в Феодосии. На подрамнике небольшого размера был натянут чистый холст. Айвазовский решил осуществить свое давнее желание — еще раз показать один из эпизодов освободительной борьбы греческих повстанцев с турками. За день он почти закончил. В центральной части картины он изобразил корабль, объятый пламенем и клубами дыма. Но довести замысел до конца он так и не успел. Глубокой ночью во сне внезапная смерть оборвала жизнь живописца морей. Незаконченная картина «Взрыв корабля» так и осталась на мольберте…


* * *

В программе использованы подлинные архивные очерки и Труды экспедиций Русского географического общества



Программа создана при поддержке Русского географического общества

Logo_RGO.png



Реклама MarketGid


Реклама MarketGid
В эфире: Новости
08:00 - 08:05