Виртуальный музей и online-видеотрансляция екатеринбургской телебашни

В интернет-проекте «Исчезающая башня» радиостанции «Серебряный Дождь - Екатеринбург» мы воссоздаём подлинную историю Телебашни, собираем архивные и актуальные фото, картины и стихи, личные истории знаковых персон Екатеринбурга, связанные с башней. Экспонаты выставляются на странице проекта в Instagram

Сейчас на площадке Телебашни (прямая трансляция):


За организацию трансляции благодарим компанию AVS-Ural
YouTube-трансляция: https://www.youtube.com/watch?v=vl12dgwX0mI

История: 

Екатеринбургская телебашня — недостроенная телебашня, предназначавшаяся для охвата телерадиосигналом всей Свердловской области. Строительство начато в 1983 году. С 1991 года находится в заброшенном состоянии. В конце 2017 года губернатор Свердловской области озвучил горожанам принципиальное решение о сносе телебашни, который планируется осуществить в первом полугодии 2018 года. Причина спешки - ЧМ-2018 по футболу, несколько матчей которого пройдёт в Екб летом. 

Добавьте свою историю в виртуальный музей «Исчезающая Башня»



Фото (объём до 3Мб) *:


В случае сложностей с отправкой истории, пожалуйста, воспользуйтесь электронной почтой sekretar@silver-ekb.ru

Мы ведём круглосуточную видео-трансляцию с камеры, расположенной на террасе Серебряного дождя в БЦ Саммит. Теперь вы можете отследить онлайн все этапы демонтажа грандиозного строения. Разрушить башню планируют, сделав 2 направленных взрыва. Физики и скептики прогнозируют epic fail... вот и пощекочем нервы в реальном времени!

Оригинальные тексты и интересные кадры мы разместим в Instagram-музее «Исчезающая Башня» с указанием авторства, а за самые яркие истории вручим призы! 



Экспозиция виртуального музея "Исчезающая Башня" (instagram.com/ekbtower)




Станислав Староверов, выпускающий редактор новостей «Серебряный Дождь - Екатеринбург»:
«Башню начали возводить, когда я учился в пятом классе; я прожил без неё первые 12 лет. Моё взросление совпало с первыми этапами строительства вышки, я рос вместе с ней, она росла вместе со мной, поэтому чувства к знаменитому недострою у меня почти родственные. Да, родственник не очень развит, сердце каменное, в груди какая-то подозрительная дыра, но это не повод распрощаться с ним. Он уходит? Точно? ОК, я буду помнить его. Безбашенность, возможно, и скрепоносная наша черта, но едва ли повод для гордости».



Денис Каменщиков, автор и ведущий программы «Вольный Каменщиков» на Серебряном Дожде:
«Первый телевизионный фильм для ТАУ под названием «Парапланеризм» я снял в апреле 1995 года. Тогда же впервые поднялся на недостроенную телевизионную башню. Команда из четырёх екатеринбургских парашютистов под началом инструктора парашютного спорта и офицера пожарной охраны Александра Коскова спрыгнула с телебашни на раскрытых, раздутых на ветру парашютных куполах. Позже мы сняли больше десяти разных фильмов, где башня сыграла главную роль. Её покоряли альпинисты. С неё прыгали бэйсджамперы. Над ней летали мотопарапланы. В 1999 году тележурналист и кинодокументалист Влад Некрасов получил премию ТЭФИ за фильм «Экстремальная башня» в номинации «Лучший спортивный комментатор. Лучшая программа о спорте». Я был одним из операторов почти всех этих фильмов, в том числе и «Экстремальной башни». Всего поднимался на недостроенную телебашню три раза».



Сергей Ивкин - поэт, художник. ОСТАНОВКА «ЧАПАЕВА», 23:10
Китайской кисточкой на полотне небес рисует ангел оперение ветвям дерев. Рисует чёрное на синем – иероглиф, на паучка похожий, прикоснулся к его ладоням и неровный взмах стволом стал, а две кляксы – крыши сутулых домиков. Засуетился ангел - отпечаток предплечья башней стал. Иные камикадзе, бросая вызов ей, богами мнят себя и кем-нибудь ещё, и «лестницею в небо» называют. Но ангел, не подозревая, мастерит узор деревьев, фонари, машину... И, кажется, уже нарисовал троллейбус – тот, который не приедет. 12 мая 1997
    


Мария Матюхина, фотограф-любитель:
«Я приехала в Екатеринбург в то время, когда телебашня была самым высоким строением Екатеринбурга. У меня был кнопочный телефон и бумажная карта. Я ходила по городу пешком, чтобы быстрее начать ориентироваться и не теряться, но иногда случалось забредать не туда. А Башню видно практически со всех улиц. Она стала для меня эдаким ориентиром. Когда мы приезжали сюда еще с родителями, мы как и многие, ходили в Гринвич. А оттуда я уже знала, как доехать до своей съемной квартиры. Поэтому связка «Гринвич-цирк-башня» были для меня спасительным кругом - если выйду на них, то попаду домой.Ты уже привык, что она всегда рядом. Но скоро там будет пусто. С другой стороны, все меняется. В той квартире я больше не живу, город меняется, в телефоны грузятся карты, а ориентиры стали другие».



В минувшее воскресенье во всех городских СМИ писали о парашютистах и руферах. Ильсур Хамзин один из тех, кто любит высоту - и это был 491-й раз, когда он залез на башню! Он рассказал с чего же начиналась его история покорения самого высокого недостроя. «В первый раз я забрался на телебашню в октябре 98-ого. Тогда ее террритория еще была открыта, и очень многие этим пользовались. Вот и в тот момент, когда я вышел на площадку, там уже было много народа. Впоследствии телебашня стала одним из мест для встреч и знакомств. Лазили, в основном, для эмоций. Можно вот на море уехать, а можно получить те же впечатления в центре города. Некий карманный вариант отпуска – виды, много простора и воздуха. А один раз в том же 98-м поздней осенью я взошел наверх вместе с мамой и младшим братом. Пошли без снаряжения. Мы не осознавали всей опасности. Мама вообще просто в дубленке была. Покорять что-то после сноса башни в планах нет. Сейчас, когда мне хочется взглянуть на город, я иду на смотровую площадку. Это безопаснее. Но было бы хорошо, если бы башню оставили и на первом этапе сделали из нее смотровю площадку, установив лифт».





Максим Смагин, директор екатеринбургского музея карикатуры и неоднократный гость эфира «Серебряный Дождь - Екатеринбург», опубликовал на своей странице в Facebook подборку карикатур о телебашне, которую он начал создавать еще в середине 90-х. Свою позицию Максим Смагин определяет так: «Очень жаль, что башню все-таки сносят. Она стала неотъемлемой частью городского ландшафта и вошла в историю как “лакмусовая бумажка” общественного настроения. Есть такая пословица – пока гром не грянет, мужик не перекрестится - хорошая иллюстрация происходящего. Вот когда что-то уже случилось, и люди попытались как-то изменить ситуацию».




Дмитрий Горчаков, ведущий рубрики «Теорема Горчакова»: 
«На башню я забирался один раз с одноклассниками в классе 9 или 10-м. Мне больше всего запомнился вид с нее, поскольку я уже тогда увлекался фотографией и ценил необычные ракурсы. Было понятно, что другой такой точки обзора города нет и, наверно, не будет. Видимо, уже тогда понимая, как сильно город изменится, я тщательно наснимал виды во все стороны на пленочную мыльницу. Так и случилось. Но тогда у меня и мысли не было, что город изменится настолько, что исчезнет и сама башня. К сожалению, бум строительства добрался и до нее. Я понимаю, что город растет и развивается, башня - не памятник. Чисто экономически, возможно, проще ее снести чем достраивать. Возмущение вызывает процесс того, как мутно и скрытно все происходит, как удивительно безграмотно и нагло ведет себя в этом вопросе пресс-служба компании, производящей работы. Хорошие дела так не делаются».




Михаил Лузин, музыкант, путешественник:
Сколько я себя помню, башня всегда была. Мне нравилось, как башня отражается в Исети в Историческом сквере, мне нравились истории друзей, которые героически на нее залезали. Сам я тоже было полез, мне лет 18 было, но на первом ярусе, внутри башни, метрах в 10 от земли, я понял, что выше не хочу. Выше хотел город. Мне кажется, что все наши небоскребы появились потому, что было видно, куда тянуться. Даже недостроенная, башня задавала городу тон и отражала его амбиции: такие башни могут быть только в столицах. 
Однажды я побывал в Таллине на местной телебашне, которая копия нашей, только достроенная. Tallinna teletorn, гордость столицы Эстонии. Сверху открывается потрясающий вид, а главное, башня нашла свое применение и сегодня. Наверху находится образовательный центр для детей и подростков. Есть даже стеклянный люк в полу, сквозь который видно, насколько ты высоко. Я выпил наверху кофе, спустился, купил сувениров в лавке при башне, и смотрел потом наверх, представляя, что было бы, если бы так было и в Екатеринбурге. 
Достроенная или недостроенная, эта башня - один из главных символов Екатеринбурга. У нас есть пример Белой башни, в которую энтузиасты вдохнули новую жизнь, и я уверен, что найдутся и те, кто способен оживить телебашню. Вместо того, чтобы просто ее сломать. 
Фото: Вячеслав Новиков, Михаил Лузин











Телебашня глазами Константина Лекомцева, «Смысловые галлюцинации», ныне - инди-проект «ЗОЛА». 


В эфире: Музыка
13:00 - 20:00
Расписание эфира на сегодня