Писатель Пьер Гюго о знаменитом предке — Викторе Гюго

Выпуски программы «Что-то хорошее» / 13 ноября 2013

Биограф и прапраправнук писателя Виктора Гюго — Пьер Гюго побывал в гостях у Алекса Дубаса и Мари Армас. Гость рассказал о быте, любимых женщинах и наследстве великого предка.


Алекс Дубас: Добрый вечер, друзья. Мы приветствуем у нас в студии писателя Пьера Гюго. Нам помогает осуществлять диалог Анна. Мы не сошли с ума, когда говорили, что у нас в гостях писатель Гюго, потому что вы ведь писатель, Пьер?

Пьер Гюго: Сначала нужно поприветствовать Виктора Гюго — моего предка.

Алекс Дубас: Конечно.

Пьер Гюго: Я-то сам маленький и скромный писатель по сравнению с ним.

Алекс Дубас: Пьер Гюго — прапраправнук великого Виктора Гюго, автора знакомых нам с детства произведений, тогда это было в школьной программе, «Собор Парижской Богоматери», «Отверженные», «Человек, который смеется». Все знакомо. Пьер, Анна, добро пожаловать к нам в эфир.

Пьер Гюго: Спасибо.

Алекс Дубас: У нас есть коллега Фёкла Толстая, она прапраправнучка писателя Толстого. И, конечно, было бы логично, если бы она с вами сегодня сидела.

Пьер Гюго: Да, действительно. Мне говорили, что один раз в году в Ясной поляне встречаются потомки Льва Толстого, которые живут в самых разных странах мира.

Мари Армас: Есть ли что-то похожее с семьей Гюго?

Пьер Гюго: Мы очень часто просто встречаемся друг с другом. Но, поскольку огромное количество Гюго живет и в США, и во Франции, мы тоже не в одном городе находимся, мы таких съездов не делаем.

Алекс Дубас: Вот таких встреч не происходит?

Пьер Гюго: К несчастью, мы встречаемся на похоронах. Но, к счастью, их не очень много. Пока все здесь.

Мари Армас: Интересно было бы спросить, а есть ли родовое гнездо Гюго? Если у Толстых это Ясная поляна, то…

Пьер Гюго: Дома, в которых жил Виктор Гюго в Париже, были подарены городу Париж. И теперь это музеи.

Алекс Дубас: Я продолжу проводить параллели со Львом Толстым. Не все наши зрители с радостью восприняли, например, экранизацию «Анны Карениной», где были сокращены сюжетные линии, как-то это все осовременено. Хотя многим понравилось. Не секрет, что вы сюда приехали, в том числе и потому, что знаменитый мюзикл «Нотр-Дам де Пари» отмечает свои 15 лет. Огромный роман «Собор Парижской Богоматери» превратился в шоу, которое длится всего два часа. Ваше отношение к этому?

Пьер Гюго: До того, как вышел мюзикл, я встречался и много работал с Люком Пламондоном — автором текстов. Тексты не изменились, а в момент, когда мы разговаривали, работали над текстами, я нашел их просто восхитительными, не говоря уже о музыке, которая просто прекрасно передает атмосферу романа. 15 лет пролетели незаметно. Музыка все та же, тексты все те же. Я думаю, это прекрасно, что был создан этот мюзикл.

Мари Армас: Очень хочется к разговору наших слушателей присоединить.

Алекс Дубас: Произведения Виктора Гюго соответствовали настроению советского человека. Это защита отверженных, униженных, оскорбленных.

Пьер Гюго: Виктор Гюго больше всего беспокоился о проблемах своей страны и о проблемах жителей Франции. Но, поскольку он был очень хитрым и очень мудрым человеком, он еще и думал о других странах мира, и поэтому отсюда такая любовь вообще к людям мира.

Мари Армас: Кажется, это совет нашим писателям.

Пьер Гюго: Он был очень хитрым, даже с коммерческой точки зрения.

Алекс Дубас: А в чем это проявлялось?

Пьер Гюго: Во-первых, он очень умело составлял контракты со своим издателем. И в возрасте 27 лет он договорился с издателем так, что согласно договору надо было через два года сдать книгу, а Гюго ее не сдал, объясняя это тем, что он потерял манускрипт, и он сейчас не может этого сделать, и выиграл целых два года, написав книгу за четыре года. И тем не менее, колоссальный успех был у книги, был рад издатель и читатели.

Мари Армас: А у вас есть любимое произведение прапрадедушки?

Пьер Гюго: «Дружинники моря»

Мари Армас: Почему именно это?

Пьер Гюго: Если его романы — «Собор Парижской Богоматери» и «Отверженные» — боролись за права людей, против плохих политиков, против священников, то здесь нет никакого ни политического, ни социального посыла. Это роман о любви к людям, которые занимаются очень тяжелой работой, и этот роман, у которого послание только одно — любовь.

Алекс Дубас: Как проходил распорядок дня писателя Гюго?

Пьер Гюго: Первая часть дня проходила так: он очень рано просыпался, он был очень дисциплинированным человеком, в холод, в стужу, в мороз всегда купался в море. Он не любил теплой воды. Затем он хорошо завтракал, и где-то в 5.30 начинал писать. Писал он до обеда, до 12 часов дня, затем обедал с семьей. Он обедал очень плотно. И как написал сын Виктора Гюго в своем труде «Книга рецептов», который был переведен на русский язык, а сын Пьера — был очень известным шеф-поваром, который работал в Нью-Йорке, Виктор Гюго обедал очень плотно, очень любил омаров, но кушал их еще и с мясом. Очень важно, что время обеда — это было собрание всей семьи: с детьми, с супругой. Всегда обед проходил очень торжественно.

Алекс Дубас: То есть семейный совет такой?

Пьер Гюго: Вечером детки уже хотели спать, они уставали. А днем Виктор рассказывал истории, участвовали в рассказах и обсуждениях и дети, и взрослые. И это был действительно семейный совет.

Алекс Дубас: Хорошо. Заканчивался обед, после этого, чем занимался писатель?

Пьер Гюго: После он спал. А затем работал до семи вечера и вдохновлялся. Всегда писал стоя. Он всегда говорил: «Я пишу стоя, чтобы не присесть». Ему очень нравилось ходить. Когда он ходил, приходили мысли, вдохновение. И на террасе с прекрасным видом на море, у него был пюпитр, он писал, смотря на замечательный пейзаж.

Мари Армас: А писал каждый день или устраивал себе выходные?

Пьер Гюго: Каждый день.

Алекс Дубас: На сколько он был светским человеком?

Пьер Гюго: Когда было нужно, выходил в свет. Но он много принимал людей и у себя. Он очень любил работать. Но это еще зависело от периодов его жизни. Когда он был молодым и писал театральные пьесы, он понял, как вы сейчас, что самым лучшем средством коммуникации и сообщения информации является театр, как для вас сейчас радио. Он был тогда очень социальным человеком, много выходил в свет.

Мари Армас: Давайте примем телефонный звонок. Ваш вопрос Пьеру?

Слушатель: Здравствуйте. Вопрос чисто риторический: каково находится в тени славы своего родственника?

Пьер Гюго: Так я не один, нас таких много. Тень-то прекрасна, и я в этой тени прекрасно себя чувствую. Мы не можем все стать Викторами Гюго, это совершенно невозможно. А тень замечательна, мы все в ней нежимся.

Алекс Дубас: А с кем дружил Виктор Гюго? У него были какие-то ориентиры? И в свою очередь, кого он опекал?

Пьер Гюго: Кроме своей семьи, которую он любил и оберегал, кроме Шатобриана, который ушел в самом начале карьеры Виктора Гюго, кроме Мартин, которую он тоже очень любил, это была его хорошая подруга, он очень любил свою постоянную любовницу Джульетту, и ей он помогал, наверное, больше всех. Конечно, были писатели молодые, которым он помогал, поддерживал, но Джульетта всю жизнь находила в нем поддержку, помощь и опору.

Мари Армас: Хотелось бы узнать, как вообще Виктор Гюго относился к женщинам. Насколько он был любвеобилен?

Пьер Гюго: Не забывайте о том, что он создал романтизм, и вокруг него были все те, кто поддерживал романтизм. А против него были все те, кто был за классику и за классицизм.

Алекс Дубас: А кто был по другую сторону баррикад?

Пьер Гюго: Все эти зануды классические. И битва была полностью и сознательно организована Виктором Гюго.

Мари Армас: Если возвращаться к романтизму. В наше время, если бы режиссер снимал фильм про футболиста, ему необязательно быть футболистом, он, может быть, по этой части ничего не знает. Писатель не обязательно должен быть любвеобилен, чтобы писать романтические истории, или все-таки он таковым являлся?

Пьер Гюго: Я ничего романтичного в футболе, например, не вижу.

Мари Армас: Ну, это параллель.

Пьер Гюго: Я думаю, что сейчас эпоха романтизма совершенно прошла… Ведь романтизм — это не только отношение к женщине. Совершенно очевидно, что он обожал женщин.

Алекс Дубас: Много ли сохранилось писем к тем воздюбленным, музам?

Пьер Гюго: У нас их нет, потому что все произведения Виктора Гюго, в том числе и рукописные, были переданы самим писателем в Национальную библиотеку Франции, включая дневники. У Виктора были дневники, в которых он писал на закодированном испанском языке о своих сексуальных подвигах.

Мари Армас: Интересно!

Пьер Гюго: Конечно, интересно. Но на закодированном языке!

Алекс Дубас: То есть кто-то в итоге занимался этим?

Пьер Гюго: Конечно, все дневники были расшифрованы. Кроме того, писатель очень четко и детально описывал всю свою жизнь, в дневниках можно найти, что, кстати, и сделал известный биограф писателя Ален Деко, можно найти каждую минуту жизни Виктора Гюго.

Мари Армас: То есть такой твиттер?

Пьер Гюго: Да, твиттер для той эпохи.

Алекс Дубас: Твиттер и фейсбук — это для других, а он-то писал для себя, еще и закодировано. Интересно, какая цель у него была?

Пьер Гюго: Это достаточно легкий был код. Все жесты и все поступки Виктора Гюго были созданы в двух ипостасях. Первая — это, что все могли понимать, и вторая — что только эрудиты могли понимать.

Мари Армас: Понятно, что многие вещи Виктора Гюго находятся в музеях, а что конкретно принадлежит семье, и есть ли какие-нибудь семейные реликвии, которые хранятся у членов семьи Гюго?

Пьер Гюго: Очень много осталось городу. Мой дедушка передал Парижу дома со всем, что было внутри, включая мебель, потому что Виктор Гюго делал мебель, его это очень забавляло. У нас небольшие предметы остались, но совсем немного.

Алекс Дубас: Я не услышал грусти в вашем голосе, когда вы отвечали, вы нормально к этому относитесь?

Пьер Гюго: Знаете, нужно быть благоразумными. Для нас содержать в том порядке, в котором это все содержалось, невозможно было. Например, жемчуг, что он привез, это ковры из жемчуга, которые нужно каждые 20 лет специальным образом обрабатывать, реставрировать. Для нашей семьи это просто невозможно. Мы это все отдали, дабы сохранить.

Алекс Дубас: Вернемся к произведению «Собор Парижской Богоматери». Меня удивила информация, что роман создавался, в том числе, с целью помочь собору, привлечь внимание публики к судьбе самого собора. Это так? Если да, то почему?

Пьер Гюго: Так как я уже говорил, у него всегда было две ипостаси. Первая — заказ от издателя, который просил написать роман в стиле Вальтера Скотта, и он принял это предложение. А вторая ипостась: «Что я могу сделать? Какую идею я могу вложить в мой роман, в уста моих героев? Что я могу защитить? Я могу защитить без документов и так же я могу защитить от глупого разрушения памятники архитектуры».

Алекс Дубас: А если говорить о героях, сохранилась ли информация о прототипах?

Пьер Гюго: Многие биографы уже выяснили этот факт — все персонажи Виктора Гюго были реальными людьми. Совсем недавно мне удалось узнать, что в Авиньоне был такой горбун, он выглядел, как Квазимодо. Благодаря семье моей жены я это выяснил совершенно случайно.

Алекс Дубас: Пьер Гюго — праправнук Виктора Гюго сегодня у нас в гостях. Он посетил Москву в связи с мировым турне мюзикла «Нотр-Дам де Пари», который в этом году отмечает свое 15-летие. И Анна, которая сейчас любезно переводит наш разговор, еще и организатор.

Анна: Совершенно верно. В Кремлевском дворце будет выступление.

Алекс Дубас: Это настоящий французский мюзикл, это не адаптация, которая была несколько лет назад?

Анна: Конечно, нет. Мы говорили сегодня о Льве Толстом, и Викторе Гюго. Эти великие писатели близки по духу, как близки наши культуры. Наш зритель очень любит Францию и все, что с ней связано. В связи с этим он очень любит и французские мюзиклы. «Нотр-Дам де Пари», наверно, на первом месте в этой любви. И было решено, что начнет мировой тур мюзикл именно в Москве, потому что были очень воодушевлены и создатели, и композиторы, и создатели текстов тем приемом, которые оказали им наши зрители. Завтра будет премьера. С 13 по 17 ноября мюзиклы пройдут в Кремлевском дворце.

Мари Армас: Как же Виктор Гюго вывел в своих произведениях любовницу? Какой персонаж в романе был непосредственно списан с нее?

Пьер Гюго: Я думаю, что он хотел всегда ее оставить только для себя. Он ни с кем не делился даже описанием ее. Он ее встретил в театре и так сильно любил, что не хотел даже писать про нее.

Алекс Дубас: Как же он объяснил за семейными обедами наличие этой прекрасной Джульетты?

Пьер Гюго: Ничего он не объяснял, как я понял. Она жила в маленьком домике, немножечко в низинке. И в конце жизни Джульетта стала большой подругой его жены.

Алекс Дубас: «Высокие отношения» — как было сказано в другом мюзикле. Расскажите о других ваших родственниках. Чем они отметились в истории Франции?

Пьер Гюго: Много было выдающихся людей. Я написал о многих из них в своей монографии, которая посвящена семье Гюго. Было два художника, был выдающийся фотограф, благодаря которому сохранились фотографии Виктора Гюго во Франции.

Алекс Дубас: Спасибо, наша программа завершается. Удачи вам в нашем общем деле — истории.



Реклама Mgid


Реклама MGid
В эфире: Музыка
04:00 - 07:00